«Чертог Твой вижду, Спасе мой» — песнопение Страстной седмицы с переводом на русский язык. Толкование

Для христиан, постепенно приготовленных подвигом поста, вступление в Страстную седмицу — это великое событие, о котором нужно именно просить Бога, чтобы удостоиться стать причастниками событий последних дней земной жизни Спасителя, Его страданий на Кресте, смерти и погребения. Эксапостиларий поется в первые четыре дня Страстной седмицы.

В этом песнопении мы исповедуем перед Господом свое недостоинство, сокрушаемся и плачем, подобно невесте, оставленной вне брачного чертога.

 

На церковнославянском языке: Черто́г Твой ви́жду, Спа́се мой, украше́нный, и оде́жды не и́мам, да вни́ду в онь: просвети́ одея́ние души́ моея́, Светода́вче, и спаси́ мя.

 

Перевод: Чертог Твой вижу я, Спаситель мой, украшенным, но одежды не имею, чтобы войти в него. Сделай светлым одеяние души моей, Податель света, и спаси меня.

 

Комментарий к песнопению

Вот стоим мы с вами в храме Божием, преисполненные любви к страдающему Господу, и все земные заботы и проблемы житейские отступают куда-то на второй план. Мы плачем, потому что не можем не плакать. Мы скорбим, потому что не можем не скорбеть. Душа разрывается от сострадания и боли за истязаемого Спасителя. И сегодня неважно, что происходит в мире за стенами храма. Суета остается суетой, но если есть еще в жизни дни, когда небесное превосходит земное, то для нашего духовного спасения не все потеряно.

По любви к Господу пришли мы сюда. Пришли мысленно разделить последние часы и минуты земной жизни Сына Божиего. И стоим перед выбором, который всем предстоит сделать, полностью осознавая свою ответственность. Ведь от каждого из нас зависит, что дороже – слава Божия или слава мирская, воля Отца Небесного или собственная, жизненный крест или греховное удовлетворение плоти. Верою и стремлением к истине, делами милосердия и добра выражается отношение к Богу, а не словесами заверений, как бы красиво они ни звучали.

Какой благодатью проникнуто услышанное нами сегодня на утрене песнопение: «Чертог Твой вижду, Спасе мой, украшенный, и одежды не имам, да вниду в онь: просвети одеяние души моея, Светодавче, и спаси мя!»

Чертог украшенный – это Царство Небесное, уготованное всем верным, всем любящим Господа. Вот – мечта заветная! Вот – цель всей жизни христианской!

Как прекрасен, светел, лучезарен чертог Божий! Ничто нечистое и порочное не может войти в него и не должно в нем пребывать. Оттого и мы, отягченные грехами, загрязненные недобрыми помыслами и страстями, плачем теперь слезами горькими, покаянными. Господь ждет нас, зовет в украшенный чертог Свой, но мы не чисты, нет на нас одежды святости.

А ведь благодать Христа Спасителя всегда с нами, во все дни жизни. И Царство Небесное не только на небесах, а внутри нас пребывает, в каждой верующей и очищенной покаянием душе, изъявляющей готовность и стремление познать и принять Господа.

Что же нужно для того, чтобы не воздыхать с отчаянием: одежды не имам, да вниду вонь? Мы помним, братья и сестры, как Спаситель обратился к людям с проповедью, в которой первое слово было о необходимости покаяния: с того времени Иисус начал проповедовать и говорить: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное (Мф. 4, 17). Голос Вседержителя зазвучал для людей через Единородного Сына Божия. Заповедь покаяния обрела особую силу, потому что теперь вечное, нетленное осязаемо входило в жизнь. Сам Господь принял плоть человеческую, навечно соединив в Себе две природы: Бога и Человека.

Каково же было начало Его обращения к грешным людям, ради которых Сын Божий и пришел в этот мир? В словах Спасителя звучит призыв к покаянию, к искреннему и глубокому самоосуждению, к признанию своей виновности перед Отцом Небесным. Не обличением проникнуты слова Спасителя, а неизреченной радостью: жива надежда, близко спасение – приблизилось Царство Небесное! Настолько приблизилось, что каждый стремящийся к нему и потрудившийся духовно может ощутить его в себе. Праведный Иоанн Кронштадтский пишет:

«Ибо что такое Царствие Божие? Это то же, что Царство Христово, или Сам Христос, пришедший во плоти, Царство правды и святости, мира и радости в Духе Святом, прощение грехов, сыноположение или усыновление нас, грешных, через веру и крещение и прочие таинства – Богу… Царство Божие есть непрестанное восхождение от добродетели к добродетели, от земли на небо, от тления к нетлению, от смерти к бессмертию, от временной и исчезающей жизни к жизни, конца не имеющей».

Чертог украшен, и Бог ждет нас, зовет вкусить вечной благодати. Но всегда ли мы откликаемся на Его зов? Как часто мы заняты не подготовкой к принятию Господа, а беззаконными делами, которые удаляют нас от Него. Грешим, потворствуем страстям и порокам нашим, тем самым становясь рабами греха, пособниками врага рода христианского. Между тем любящий людей, распятый за грешников Христос жаждет одного – ответной любви человеческой, стремления нашего к Нему всей душой и сердцем.

В благодатные дни Страстной седмицы будем честны перед собой. Признаемся, братья и сестры, в том, что зачастую, сами того не осознавая, не последователями Христа мы становимся, не учениками Его, а безжалостными гонителями. Подобно жителям страны Гадаринской, которые, как вы помните из Святого Евангелия, отнеслись недружелюбно к Господу за совершённое Им чудо, когда не возрадовались исцелению безумного бесноватого брата, а лишь опечалились гибели презренного свиного стада.

Как хочется на слова эти возразить: нет, мы не такие, мы любим Спасителя! Но спросим себя: где же она, наша любовь, когда даже в храме Божием на Богослужении позволяем сердцу своему быть занятым совершенно иными мыслями и чувствами, чуждыми спасению? И не ропщем ли мы на Бога, не малодушничаем ли, не унываем ли, когда для испытания и очищения посылаются нам Господом скорби, невзгоды и болезни? Вот и получается, что любим мы Бога только в благополучии, а в невзгодах виним, забывая, что «Господь крепость людям Своим дает, Господь благословит люди Своя миром» (прокимен 7‑го гласа, Пс. 28, 11).

И разве не нам всем Спаситель говорит: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное? Мы медлим, не спешим, успокаиваем себя мыслью о том, что времени для покаяния у нас впереди еще достаточно. Но кто может достоверно об этом знать? Только Отцу Небесному известен последний день нашей земной жизни. Так откуда же в нас такое пренебрежение к зову Божиему, такое нерадение о собственном спасении?!

Не все может человек, но все доступно Богу! Стоит лишь от всей души, от всего сердца возопить словами благословенного песнопения: «Просвети одеяние души моея, Светодавче, и спаси мя!» – Дающий свет одарит всех верующих и уповающих на Него неизреченной Своей милостью, благодатью Духа Святого. Делом всей жизни величайшие угодники Божии, отцы Церкви Христовой считали снискание этого Божественного блага! Только к такому сокровищу духовному всегда устремляется святая и праведная душа. Но правдой является и то, что не угодно Духу Святому обитать в порочном сердце, омраченном греховной скверной. И потому нет надежды на милость Божию тем, кто земными удовольствиями и устремлениями добровольно эту благодать от себя отвергает.

Возлюбленные о Господе братья и сестры! Покаяться, от всей души повиниться пред Господом за совершённые злодеяния никогда не поздно, а тем более спасительно в эти скорбные и благословенные дни Страстной седмицы. Благодать Святого Духа, которую мы будем просить у Бога, да просветит одеяния нашей души. Очищенных в таинстве исповеди, убеленных паче первого снега воздыханиями о грехах своих, омытых покаянными слезами с радостью и любовью примет украшенный чертог, сотворенный Господом. Нелегко достигнуть его, море страстей и грехов пред нами. Но если мы смело и дерзновенно пустимся в путь на корабле покаяния, то обязательно доплывем и наследуем блаженную вечность.

Даждь Ми, сыне, твое сердце! – просит Господь (Притч. 23, 26). Готовы ли мы внять этой просьбе и полностью отдать Богу свое сердце, преисполнив его сыновней любовью? Праведный Иоанн Кронштадтский пишет:

«Но что значит принести Богу свое сердце? Это значит – соблюдать чистоту сердца от нечистых помыслов, от греховных движений, от всякой лжи и неправды».

Жить в святости и чистоте нелегко, но разве нет пред глазами нашими благословенного примера Сына Божия? Разве нам, людям, не отдал Господь в самоотверженной любви Свое сердце, явив образец пожертвования, сердечности и милости?! Сердце Господа открыто для нас вовеки!

Отверзем же и мы двери сердец, чтобы благодатью Святого Духа укрепить нашу веру, совершать дела добра и милосердия, неустанно исправляться и возрастать духовно. Бог любит нас станем же достойны этой великой и благодатной любви! Аминь.

Источник: Митрополит Владимир (Иким) (1940), архиепископ Ташкентский и Среднеазиатский из книги «Врата покаяния»