Игумен Марк. «Способы влияния злых духов на людей».

Горе живущим на земли, – слышал св. Тайнозритель Иоанн, – «И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним». (Откр. 12, 9-13). Итак, целое полчище злых духов окружает нас, следит за каждым нашим шагом, вмешивается во все наши занятия, чтобы к чему-нибудь примешать зло, хотя чем-нибудь обольстить нас. Св. Отцы Церкви и подвижники, богатые опытом духовной жизни, испытали сами и видели разнообразные злоухищрения дьявола к погибели душ человеческих. По их мнению, разнообразие способов влияния злых духов зависит от различия самих демонов.

Св. Диадох, епископ Фитики, говорит: «Есть два рода злых духов: тончайшие, воюющие на душу, и грубейшие, действующие на тело. Когда благодать не обитает в человеке, злые духи, подобно змеям, гнездятся в глубине сердца, не давая душе воззреть к возжеланию добра. Когда же благодать обитает в нем, тогда они, как некия темные облака, промелькают по частям тела, преобразуясь в греховныя страсти и в разнообразныя призрачныя мечтания, чтобы через воспоминания, развлечения мечтаниями отторгнуть ум от собеседования с благодатию». Подобного же мнения держится и св. Иоанн Кассиан. «Мы должны знать, – говорит он, – что не все демоны возбуждают все страсти в людях, но ко всякому пороку подстрекают известные духи, именно: иные побуждают услаждаться нечистою и скверною похотью (преобразовывая естественное в неестественное злоупотребление похотями), иные располагают к богохульству, иные к гневу и ярости, иные к печали, иные внушают утешаться тщеславием и гордостью; и всякий всевает в сердца человеческия ту страсть, какою сам преимущественно негодует; но не все вместе внушают свои пороки, а попеременно, смотря по тому, как благоприятствует время, место, приемлемость человека… Это ясно доказывается тем, что нельзя разжигаться похотью блуда и обольщаться суетою тщеславия; нельзя надмеваться духовною гордостью, и, вместе с унижением, предаваться плотскому чревобесию (объедению), нельзя разливаться в глупом смехе и раздражаться гневом, или предаваться скорби; необходимо каждому духу отдельно делать нападение на душу, так что, когда побежденный отходит, то уступает место другому духу, сильнее себя, нападать на нее, а если останется победителем, то предоставляет другому обольщать человека иным родом обольщения»[1].

Уместен вопрос: могут ли демоны против воли овладевать нашей душой? Отвечает на него св. Кирилл Иерусалимский: «Душа свободна, и дьявол, хотя может подущать, но не имеет власти принуждать делать что-нибудь против воли»[2]. «Нечистые духи, – говорит св. Иоанн Кассиан, – не иначе проникают в тела одержимых ими, как овладев наперед их умами, и помышлениями. Обнажив умы от одежды страха Божия, памяти о Боге, злые духи нападают на них, как на обезоруженных и лишенных Божией помощи и Божия ограждения и потому удобно побеждаемых, и наконец, устрояющих в них жилища, как бы в предоставленном им владении»[3]. Из приведенных слов видно, что дьявол для того, чтобы овладеть нашей душой, должен прежде овладеть нашим умом. Как это происходит, отвечает преподобный Нил Сорский: «Помысл тщеславия всех многосложнее; он объемлет почти всю вселенную и, как коварный изменник прекраснаго города, отворяет врата души всем бесам»[4]. И действительно, посмотрите только с услаждением на свои добродетели как на плоды своих трудов и своих сил, и вы на деле увидите, с какою быстротою устремится в душу вашу все зло. Из самодовольства родится осуждение ближних и зависть к ним, а отсюда – уже недалек переход к стремлению вредить им делом, то есть нетрудно стать чадом дьявола, всю деятельность направляющего к погибли человека. Итак, вселение злого духа в человека имеет свои степени.

Слова Евангелия: вошел сатана во Иуду (Лк.22:3) не следует понимать так, что Иуда сделался бесноватым в полном смысле этого слова, а лишь так, что злой дух подвигнул Иуду на предательство своего Учителя. Не один раз, быть может, пытался злой дух возмущать душу несчастного предателя, но только в данном случае имел успех. Св. евангелист Лука соединяет эти степени вселения сатаны в душу Иуды Искариота в единократное действие сатаны пред уходом предателя к членам синедриона с тем, чтобы условиться о времени предания Христа. А св. Иоанн Богослов различает эти степени и показывает постепенность вселения. Он говорит: «Чрез страсть сребролюбия сатана проник в душу ученика» (Ин.12:6), «потом полнее овладел его сердцем» (Ин.13:2) «и, наконец, решительно вселился в него» (Ин.13:27).

Главная отличительная черта дьявольской брани – это приспособление. С необыкновенною хитростью и лукавством дьявол идет навстречу нашим желаниям и стремлениям, даже добрым и невинным, чтобы превратить их в орудие свое, направляя и их в худую сторону. Вот как говорит об этом св.Григорий Богослов: «Дьявол отовсюду пытает и все высматривает, где низложить, где уязвить, и найдет что незащищено и открыть для удара; чем более видит чистоты, тем более усиливается осквернить… Дьявол ненасытен, на все простирается, обольщает даже добрым и оканчивает лукавством[5]. Злой дух принимает на себя двоякий образ, раскидывая то ту, то другую сеть: он – или глубочайшая тьма (явное зло) или, если откроют его, тотчас превращается в светлого ангела (прикрывается видом добра) и обольщает умы кроткой улыбкой, почему и нужна особенная осторожность, чтобы вместо света не встретиться со смертью. Избегать порочной жизни могут и худые люди, потому что открытый порок для всех ненавистен, – хвалю же того, кто обличает коварного и невидимого врага»[6]. И в другом месте тот же святой Отец говорит: «Злобный враг для немощных смертных измыслил тысячи жал смерти, часто под благовидною личиною скрывая жалкую пагубу, чтобы уловить противоборствующаго; он так же готовит гибельный конец людям, которых уда в воде приносит смерть рыбам»[7]. О способах влияния злых духов на людей говорит св. Иоанн Кассиан так: «Злой дух может входить во общение с душой человеческой и сокровенно влиять на нее, внушая ей, что ему желательно… Бесноватые, когда охвачены нечистыми духами, говорят и делают то, чего не хотят, или бывают вынуждены произносить то, чего не знают. Известно, что люди неодинаково терпят влияние духов, ибо некоторые так бывают овладеваемы, что нисколько не сознают того, что делают или говорят, а некоторые сознают и после вспоминают.

О таком влиянии нечистого духа нельзя думать, чтобы он, проникая в самое существо души, как бы соединившись с нею и, некоторым образом, как бы облекшись ей, произносил слова и речи устами страдальца. Этого нет, но происходит влияние не чрез какое-либо умаление души, а чрез ослабление человека, когда в тех членах, в которых заключается сила души, нечистый дух, заседая и налагая на них чрезмерную тяжесть, невыносимую, умственныя способности ее покрывает густейшим мраком и прерывает чувства… Чтобы блаженному человеку дьявол не постарался причинить это, получив от Бога власть над его плотью, Господь запретил ему, говоря: «Вот предаю его в твои руки, только душу его сбереги» (Иов.2:6), то есть, не делай его безумным, расслабив жилище души, овладев рассудком, или повредив орган разума, посредством котораго ему (Иову) необходимо противиться тебе; своею тяжестью не подавляй рассудка и мудрости противящегося»[8].

«Дьявол завладеть нами всецело не может никакими способами; если сильно овладевает некоторыми, то только по собственному произволению овладеваемых без сопротивления», – пишет св. ап. Иаков (4, 7). Тот только, кто не противится влиянию духов злобы, подпадает под власть дьявола, и в этих случаях мы одни виноваты, ибо поддаемся добровольно соблазнам и греху: «Кто кем побежден, тот тому и раб» (2Пет.2:19).

Брань с нами злые духи ведут непрестанно, разнообразя ее всякими способами, с необыкновенною хитростью и лукавством. Главное, что наблюдается при этой брани, это постепенность, чтобы для нас был незаметен подход зла; начав с малого, злые духи переходят к великому влиянию на нас. Различные способы брани, какую дьявол ведет с шествующим узким путем, хорошо описан у св. Исаака Сирина. Он говорит: «У сопротивника нашего дьявола есть обычай со вступающими в подвиг (нет речи о тех, которые не стремятся ко спасению, а сами отдаются в руки и власть врагу)… хитро уразноображивать борьбу свою; употребляя против них разные оружия и соображаясь с намерением лица, изменяет он способ своего ратоборства. На тех, которые ленивы произволением и немощны помыслами, на тех обращает особое внимание и с самого начала сильно нападает на них, так что выставляет против них твердые и сильные искушения, чтобы в начале пути заставить их изведать все способы лукавства его, – чтобы с первого подвига объяла их боязнь, путь показался бы им жестоким и непроходным, и сказали бы они так: «Если начало пути так тяжело и трудно, то может ли кто выдержать до самого конца многие предстоящие на нем нападения? И с этого времени не могут они уже снова восставать, или идти вперед, и даже видеть что-либо иное… И недолго ведет дьявол с ними жестокую брань свою, чтобы обратить их таким образом в бегство (с пути к Царствию Небесному). Это первый способ дьявольский браней.

Иначе действует он с теми, которые мужественны и сильны, ни во что вменяют смерть, исходят на дело с великою ревностью. Навстречу таким дьявол выходит не вдруг, сдерживается… не осмеливается даже прикоснуться к ним[9], пока не охладеют они в ревности своей. Это второй способ брани дьявола. Когда же дьявол увидит, что внешние чувства у человека не побеждаются внешними вещами, помыслы не ослабевают от ласкательств и обольщений его, тогда этот обманщик желает ослепить ум человека и возбудить в нем помыслы гордыни, чтобы подумал он в себе, будто бы вся крепость его зависит от его собственной силы, и сам он приобрел себе это богатство, своею силою сохранил себя от противника и убийцы. Иногда же враг, под видом откровений от Бога, в сновидениях показывает что-либо человеку, и также во время его бодрствования преобразуется в светлого ангела, и делает все, чтобы мало-помалу убедить человека, и хотя несколько привести в согласие с собою»[10]. В этом состоит третий способ дьявольской брани сильными и мужественными.

Четвертая брань – самая упорная. Она состоит в следующем: «Ум подвижника ослепляется часто видением и приближением к нему вещей чувственных… Дьявол усиливается сделать, чтобы ум у подвижников видел все в призраке, и старается образовать в них под личиною истины ложные мечтания, – чтобы пришли в вожделение мечтаемого, побуждает их останавливаться мыслью на страшных помыслах… В мечтаниях показывает подвижникам женскую красоту в непристойных видах, привлекая внимание, то убранством одежды, то вольностью обращения, то телесною наготою. Сим и подобным сему одних победил враг на самом деле, а другие, по беспечности помыслов своих, обмануты были мечтаниями и чрез то пришли в глубину отчаяния, уклонились в мир; и души их утратили небесную надежду. Часто также враг делал, что видели они мечтательно золото, драгоценный вещи, а иногда и самим делом показывал им в той надежде, что, быть может, и успеет такими различными мечтаниями остановить кого-либо из них в течении его (на подвиг) и задержать в одной из сетей и мреж своих»[11].

Св. Антоний Великий так учит о борьбе христианина с демонами: «Мы имеем у себя страшных и коварных врагов, злых демонов. Демоны всякому христианину,.. как скоро увидят, что он трудолюбив и преуспевает в добродетели, стараются положить на пути соблазны, внушая лукавые помыслы… И когда не могут обольстить сердце явным и нечистым сластолюбием, тогда снова нападают, стараясь уже устрашить мечтательными привидениями, принимая на себя подобие женщин, зверей, пресмыкающихся, великанов, множества воинов и т. д. Но и в таком случае не должно приходить в боязнь, потому что эти призраки сами по себе ничтожны и скоро исчезают, особливо, если кто с верою в помощь Божию оградит себя крестным знамением. Впрочем, по дерзости и бесстыдству демоны не прекращают своих враждебных действий и после сего поражения. Но если и в этом будут побеждены, то нападают иным способом: принимают на себя вид прорицателей, предсказывают то, что должно совершиться чрез несколько времени. Иногда же представляются великорослыми, чтобы тех, кого не могли обольстить помыслами или уловить к доверию, привести в страх такими призраками.

Если же и в этом найдут, что душа ограждена сердечною верою и упованием на Бога, то приводят уже с собою князя своего, который является в ужасающих призраках, чтобы поколебать в подвижнике веру в промысел Божественный и изгнать его из спасительного места служения его Богу. Но мы не должны страшиться производимых врагом привидений и обращать внимание на льстивые слова его, потому что дьявол всегда лжет и никогда не говорит ничего истинного. Видимый в них свет не есть свет действительный. Внезапно они являются, но немедленно также исчезают, не причиняя вреда никому из верующих. Но это еще не все виды коварства и ухищрений дьявола; злые духи принимают на себя другие виды. Нередко, будучи сами невидимы, представляются поющими псалмы, припоминают иногда изречения из Божественных писаний… Иногда, приняв на себя монашеский образ, представляются благоговейными собеседниками, чтобы обмануть подобием образа и обольщенных ими вовлечь, во что хотят… но не должно слушать демонов, даже говорящих правду, ибо и Сам Господь говорившим правду демонам (ибо они справедливо говорили: «Ты еси Христос Сын Божий» (Лк.4:41)) повелел молчать, чтобы вместе с истиною он не посеял и лжи».

Если же демоны принимают вид Ангелов, то спрашивается: какие признаки, по коим можно распознавать присутствие злых и добрых Ангелов? На этот вопрос отвечает тот же св. Антоний Великий: «Явление святых Ангелов бывает невозмутительно. Являются они безмолвно и кротко; прочему и в душе немедленно является радость, веселие и дерзновение… Нашествие же и видение злых духов бывает возмутительно с шумом, гласами и воплями, подобно нашествию разбойников от всего в душе происходят: боязнь, смятение, страх смертный… Поэтому, если, увидев явившегося, приходите в страх, но страх ваш немедленно уничтожен и вместо его в душе вашей явилась неизглаголанная радость, то не теряйте упования и молитесь; а если чье явление сопровождают смятение, внешний шум, мирская пышность, то знайте, что это нашествие злых ангелов»[12].

Итак, по свидетельству св. Отцов Церкви, средства искушения у дьявола разнообразны. А отчего мы иногда не замечаем нападений дьявола, на это отвечает Преосвященный Иннокентий, архиепископ Херсонский: «Чтобы чувствовать к себе прикосновение духа тьмы, надо самому быть светлым, а грешник – есть тьма. На чистом белом платье и малое пятно тотчас приметно, а платье черное не даст заметить на себе самых черных больших пятен. В душе светлой и чистой одна какая-либо мысль, вброшенная от дьявола, тотчас производит смущение, тяжесть и боль сердечную; а в душе грешника, темной и оскверненной, и самое присутствие его неприметно. Такой неприметности помогает сам дух злобы всеми силами: ибо что ему за выгода быть приметным? Давать ощущать себя прямо? Это значило бы заставить бежать от себя. И вот он, тирански властвуя над грешником, в то же время старается держать его в том же обольщении, якобы он действует сам собой и во всем совершенно свободен»[13].

Чем и как можно искусить человека того или другого к греху, отвечает св. Исидор Пелусиот: «Дьявол не знает того, что у нас в мыслях, потому что это исключительно принадлежит единой силе Божией, но по телесным движениям уловляет от думы. Увидит ли, например, что иной пытливо смотрит и насыщает глаза чуждыми красотами? Воспользовавшись его устремлением, тотчас возбуждает такого человека к прелюбодеянию. Увидит ли гневливого и раздражительного? Тотчас изощряет меч и устремляет на убийства. Увидит ли корыстолюбивого? Поощряет к разбою и неправедному приобретению. Увидит ли одолеваемого чревоугодием? Тотчас живо представляет ему страсти, порождаемые чревоугодием и оставляет служащее к приведению намерения своего в действие. Почему не всех увлекает в одни и те же страсти? А потому, что одному нравится то, а другому другое. Итак, по телесным движениям угадывает дьявол душевные слабости и, таким образом, сплетает сети»[14].

Св. Макарий Великий говорит: «Случается, что сатана ведет с тобою разговор в сердце твоем. Смотри, говорит он тебе, сколько худого сделал ты, сколько обременил ты грехами, что уже не можешь спастись. Сие же говорит он тебе, чтобы ввергнуть тебя в отчаяние, потому что неприятно ему твое покаяние. Отвечай же так в помысле твоем: «Имею в Писании Господнем свидетельства: Разве я хочу смерти беззаконника, – говорит Бог»[15]. В минуту отчаяния не всякий вспоминает о Божием милосердии к кающемуся, посему нередко, что в отчаянии люди налагают на себя руки и, таким образом, предают себя духом – сатане в рабство. Злые духи могут действовать не только на душу, но и на тело. Преподобный Нил Синайский говорит: «Когда завистливый демон не успеет привести в движение память, тогда воздействует на крови и соки, чтобы чрез их произвести в уме воображение и наполнить его образами».

Приманкой телесного удовольствия дьявол неприметно привлекает нас ко злу, воюя с нами посредством всех членов наших. Св. Диадох говорит: «Злые духи нападают на телесные чувства и в них гнездятся, удобно действуя чрез подручную им плоть на тех, кои еще младенчествуют душой. Чувства же плотские охотно увлекаются сластолюбивыми склонностями». Этим последним способом влияния злых духов на людей объясняется то, что нередко действие злого духа сходно бывает с болезнью естественною. Так, из Евангельского сказания известно, что скорченная женщина имела духа немощи, и о сей-то женщине Христос сказал, что сатана связал ее 18 лет (Лк.13:1-16). Она не была бесноватою в собственном смысле, но болезнь ее происходила от духа нечистого. Св. Василий Великий говорит: «Как не должно вовсе бегать врачебного искусства, так и несообразно в нем одном полагать всю надежду»[16]. Не раз приходилось и мне во время чтения заклинательных молитв наблюдать различные действия духов на людей. Напрасно некоторые скептики говорят, что больные подобного рода притворно – больны; ибо, во-первых, в числе больных много детей, которых заподозрить в притворстве было бы бессмысленно, а во-вторых, здоровый не станет с собою проделывать того, что делают эти несчастные, то есть биться, падать на пол, разрывать на себе одеяние и совершенно обнажаться, ругаться, а главное — говорить то, что им не может быть известным, а по проверке оказывается действительностью. Не станет здоровый изрекать хулу на святые предметы, не будет бояться святых Тайн и кричать, что от них жжет. Внимательное наблюдение над этими несчастными и их действиями всего лучше может свидетельствовать о том, что причиной этих страданий является воздействие на них духа злобы. Тем, которые удивляются, что бесноватые проявляются преимущественно из темного народа, следует вспомнить, что интеллигенты обращаются в болезнях за помощью не к Богу, а к врачу и слывут истеричными, а не бесноватыми.

[1] Добротолюбие. Т. 2. С. 58.

[2] Творения Кирилла Иерусалимского. С. 82.

[3] Иоанн Кассиан. Т. 2. С. 111

[4] Христианские чтения. № 27,1821.

[5] Добротолюбие. Ч. 3. С. 185

[6] См. Славянское Добротолюбие.

[7] См. Славянское Добротолюбие.

[8] Добротолюбие. Т. 2. С. 287-288.

[9] Подвижническое слово Исаака Сирианина в русском переводе. Слово 60. С. 392-393.

[10] Там же. С. 399.

[11] Там же. С. 400-401.

[12] Иеромонах Агапит. Жизнь преподобного Антония в его письменном и устном наставлении. М.,1865. С. 30-34.

[13] О грехе и его последствиях. Харьков, 1883. С. 171.

[14] Добротолюбие. Т. 1. С. 192.

[15] Добротолюбие. Т. 1. С. 192.

[16] Добротолюбие. Т. 5. С. 188.

Источник: Игумен Марк «Злые духи и их влияние на людей»