Тематические сайты, по благословению епископа Новокузнецкого и Таштагольского Владимира:

Исповедь и Причастие.РУ    Соборование.РФ    Молитва.РФ     Война со страстями.РФ    Смерть поминовение.РФ    Епархия НВК


Игумен Нектарий (Морозов). «О действии лукавых духов» из книги «Что мешает нам быть с Богом. Школа жизни во Христе для современного человека».

Всё поприще нашей земной жизни – это поприще духовной брани. Когда же мы говорим о брани, то есть о войне, которую мы призваны вести, очень полезно бывает вспомнить, кто является в ней нашим врагом и кому мы вынуждены постоянно противостоять. Безусловно, противостоять приходится своим собственным страстям, своему ветхому человеку, миру сему с его искушениями и соблазнами, но, конечно же, главным нашим противником остается тот, кого мы именуем врагом нашего спасения. И поэтому очень важно понять, какими орудиями пользуется этот враг, то есть диавол, чтобы нас побеждать.

Орудия у него, безусловно, есть разные, но лишь одно из них носит глобальный и всеобъемлющий характер. И вот об этом хотелось бы сегодня поговорить. Именно ложь является главным орудием, которым нас очень часто побеждает враг.

Когда Господь говорит в Евангелии о сатане, Он называет его лжецом и отцом лжи. Именно ложь является тем самым главным орудием, которым против нас враждует и которым нас очень часто побеждает враг. В чем эта ложь может заключаться, и почему ложь так страшна? Для того чтобы ответить на этот вопрос, вспомним, с чего начались все бедствия человеческого рода. Грехопадение нашего праотца имело своим началом именно диавольское лукавство: ведь Адам и Ева пали не сами по себе, а тогда, когда появился в Эдеме змий и начал искушать Еву предложением съесть плод с древа познания добра и зла. И тут можно сразу заметить несколько ложных моментов, которые поселили сомнения в ее неискушенном сердце. Во-первых, змий сказал ей о том, что не умрут люди смертью, если вкусят этот плод, в противоположность тому, что говорил и заповедал об этом Господь. Во-вторых, он сказал о том, что первые люди, вкусив плод этого древа, не только не умрут, но и будут как бог. Эти ложные доводы и послужили причиной того, что Ева прельстилась. Прельстилась Ева, прельстился Адам, и всё это так бедственно и так страшно сказалось на всей истории человеческого рода. В «Видении Григория, ученика преподобного Василия Нового, о Страшном суде» есть такой эпизод: Господь на Страшном суде обвиняет диавола, и обвиняет прежде всего в том, что он обманул первого человека и стал причиной грехопадения, а следовательно, и всех прочих зол, несчастий и трагедий, которые в истории человеческого рода имели место быть.

Нам надо знать, что всё это носит не только какой-то исторический характер, но и повторяется, реализуется в жизни каждого из нас буквально каждый день, потому что в основе любого искушения, которым враг пытается нас сбить с пути истинного, также всегда лежит ложь. Искушает ли он нас гневом, искушает ли блудной страстью, искушает ли желанием выпить – механизм всегда будет один и тот же. Вначале враг влагает в сердце человека желание запрещенного, и это желание всегда бывает вызвано тем, что он представляет человеческому воображению фантазии о том, насколько предлагаемое сладостно, насколько оно прекрасно, насколько оно способно дарить наслаждение и счастье. На самом деле это всегда не так, и человек где-то в глубине души об этом догадывается, но весь напор и все усилия врага направлены именно на то, чтобы убедить его, что это сейчас самое важное, самое приятное, самое вожделенное. Человек попадается на эту удочку, принимает предложение врага, ну а потом происходит всё то, что каждый из нас на собственном опыте неоднократно испытывал: короткое время нам действительно приносит какое-то удовольствие то, чем враг нас искушал, а потом приходят скорбь, разочарование и ощущение огромной внутренней пустоты. И, конечно же, боль оттого, что мы вновь оказались предателями по отношению к Богу.

Стремление диавола «спрятаться», то есть сделать вид, что его не существует, – один из распространенных видов вражеской лжи.

Но есть и другие виды вражеской лжи – и, наверное, еще одним распространенным ее типом следует назвать стремление диавола «спрятаться», то есть сделать вид, что его не существует. Знаете, всегда проще творить зло, когда тебя не видят и думают, что тебя нет. Если в детстве кто-то читал книжки про индейцев, то, может быть, помнит, что в индейских племенах были такие провокаторы: они брали стрелу одного племени, выпускали ее в спину индейца другого племени, тот погибал, и из-за этого начиналась война, тогда как ни одно из этих племен ее не хотело. Враг действует порой подобным образом. Он сначала влагает в сердце нашему ближнему что-то недоброе по отношению к нам сказать, а затем в наше сердце влагает какое-то совершенно превратное понимание сказанных слов. И вот уже на пустом месте возникает ссора, и там, где только что царил мир, разгорается вражда. Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) в своей проповеди «О смертоносном бытии диавола» говорит, что вокруг нас звучит целая симфония зла, и было бы очень чудно, если бы у этой симфонии не было дирижера. Он есть, и он очень искусен и очень талантлив – но, теряя бдительность, мы нередко думаем, что его нет, и потому очень часто остаемся совершенно беззащитными. Если мы знаем, что кто-то может столкнуть нас с края пропасти или крыши вниз, мы никогда на этот край не встанем. Если же мы думаем, что диавола в этом мире нет и он за нами постоянно не следит, то рано или поздно окажемся по неосмотрительности у края и, ощутив в следующее мгновение толчок в спину, погибнем, разбившись. Поэтому так важно бывает в духовной жизни всегда принимать необходимые меры предосторожности.

И еще, наверное, нужно вспомнить о том, что диавол является очень глубоким и тонким психологом, обладающим огромным опытом. Причем он не только психолог, знающий человечество в целом, но он знает и каждого из нас, поскольку следит за каждым человеком с его рождения. Он гораздо внимательней к нам, нежели мы сами по отношению к себе. И потому, помимо технологий обмана людей в общем, у него существуют какие-то индивидуальные конкретные способы для каждого из нас. И я надеюсь, что после беседы у каждого из вас будет повод задуматься: как враг обманывает именно меня? Мы же можем рассмотреть здесь лишь еще несколько наиболее распространенных видов лжи – уловок врага, от которых мы все на протяжении своей жизни многократно страдаем.

Голос нашептывает: «Очень хорошо, что ты решил исправиться, и это обязательно нужно сделать. Но зачем это делать сегодня?..»

Очень простая и вроде как бы бытовая, но вместе с тем очень опасная ложь заключается во внушаемом нам врагом помысле: «подожди, начнешь завтра», чего бы это ни касалось. Бывает так, что мы понимаем: пришла пора в чем-то покаяться и исправиться. И вот благодать Божия коснулась уже нашего сердца, и вот уже возникло в нас покаянное чувство и жажда исправления… Враг видит, что ничего не успевает сделать: мы с помощью Божией как-то прорвались через то состояние нечувствия, в котором он нас держал, и начинаем стремительно идти вперед. И тогда он употребляет такое средство: действует очень вкрадчиво, очень ласково – и в нашем сердце начинает звучать его голос, который мы принимаем нередко за голос своего уставшего естества или же измученной различными переживаниями нервной системы. Этот голос нашептывает: «Очень хорошо, что ты решил исправиться, и это обязательно нужно сделать. Но зачем это делать сегодня? Посмотри, уже практически полдня прошло, ты устал и не сможешь этого сделать как следует, так что лучше отложи все это на завтра». А на следующий день с утра происходит ряд каких-то событий, которые нас выбивают из колеи, и к вечеру звучат примерно те же самые слова. Если человек не встрепенется, не поймет, кто ему эти слова нашептывает на ухо, то, безусловно, будет снова откладывать и вновь придет в состояние той сердечной ожесточенности, от которой его на время благодать Божия пробудила. И, как пишет святитель Феофан Затворник в своей книге «Путь ко спасению», может наступить такой момент, когда наше сердце уже станет совершенно глухо по отношению к призывам благодати. А еще он говорит очень строго и определенно, из своего опыта: если ты говоришь: «не сегодня, а завтра», то скажи проще – «никогда», потому что так оно, скорее всего, и будет.

Еще об одной страшной и регулярно повторяющейся лжи пишет преподобный Иоанн Лествичник. Когда враг искушает нас и натыкается на препятствие страха Божия в нашем сердце, он пускает в ход очень простой и действенный способ это препятствие обойти. Нам страшно грешить, и он говорит нам – опять-таки тихо, вкрадчиво, сообщая нашему сердцу в этот момент удивительную теплоту и умиление: «Ты же знаешь, как милостив Господь. Он знает, насколько немощно и несовершенно Его создание. И безусловно, знает, что ты можешь пасть, и Он тебя за это не осудит. Посмотри, сколько было грешников в истории рода человеческого, которые не только такие же грехи совершали, но и кровь человеческую проливали, и ничего, потом каялись, и Господь их прощал». Эта апология греха вкупе со лжепревозношением милосердия Божия может продолжаться иногда пять минут, иногда час, иногда день, а иногда дни напролет. И если в конце концов человек уступает и говорит: «Действительно, ведь Господь милостив и знает, как мне было невыносимо тяжело бороться с этим искушением, так что будет ко мне милосерд», – то он падает. И тут же на смену первой лжи приходит ложь вторая: враг точно так же – он абсолютно в этом смысле бессовестен, как и во всех остальных смыслах, – начинает нашептывать на ухо этому человеку противоположное тому, что он говорил прежде: «Господь правосуден, Господь строг, Господь – Праведный Судия, и теперь тебе прощения нет. Ты же знаешь, каков суд за такие дела». И тут же появляется огромное количество примеров – и из житий святых, и из Священного Писания, которые подтверждают, что да, Господь – Праведный Судия. И действительно, делающие такие дела Царствия Божия не наследуют. И если первая ложь имела целью ввергнуть человека в пучину греха, вторая ложь ввергает его еще и в бездну отчаяния, чтобы не дать уже из этой бездны греха выбраться.

Когда Господь посылает нам испытания, враг влагает в наше сердце предательскую мысль: «Господь о тебе забыл!..»

Еще один столь же распространенный обман заключается в том, что, когда Господь посылает нам какие-то испытания, враг влагает в наше сердце предательскую мысль: «Господь о тебе забыл, не видит, не слышит и даже не знает, что с тобой происходит». И человек в этом состоянии испытания начинает изнемогать. Здесь можно провести такую аналогию: когда мы лежим на операционном столе, нас режут и мы, несмотря на наркоз, чувствуем всё же значительную боль, то нам очень помогает мысль о том, что мы в руках опытного врача, которому можно довериться полностью, и даже если больно сейчас, то, значит, так оно и должно быть, ничего страшного в этом нет. Если же у нас во время операции возникнет мысль, что врач неопытен, некомпетентен и, возможно, нас сейчас по ошибке зарежет, начнется паника, и мы уже сами будем дергаться и двигаться так, что даже самый опытный хирург нам может невольно причинить какой-то вред своим скальпелем. Ту же самую панику враг пытается спровоцировать в нас, когда заставляет думать о том, что Господь о нас не помнит; и порой мы так же начинаем суетиться, метаться из стороны в сторону и в результате, во-первых, лишаемся венца за претерпение тяжелых обстоятельств, а во-вторых, просто начинаем ошибаться, что приводит порой к еще более запутанным ситуациям, из которых потом трудно выходить. Очень важно не терять упования на Бога, и когда «кто-то» начинает нам шептать на ухо безумную мысль, что Бог мог нас забыть, никогда нельзя ей внимать.

Другая похожая ложь заключается тоже в том, что в таких тяжелых обстоятельствах враг начинает внушать нам, что эти испытания никогда не закончатся. «Ты заболел, – говорит он, – ты будешь болеть всегда». И действительно, порой болеешь неделю, две недели, месяц – и враг тут как тут: «Вот видишь, сколько времени ты болеешь. Эта болезнь тебя никогда в покое уже не оставит». И на человека начинает наваливаться страшное уныние, потому что одно дело – потерпеть неделю или месяц, а другое дело – принять мысль, что нужно будет это терпеть всю оставшуюся жизнь. Здесь очень полезно бывает как-то оторваться от происходящего и приподняться над этим искушением. А если мы приподнимемся, что мы увидим? Нашему взору предстанет множество подобных ситуаций, которые в нашей жизни уже были, но так или иначе заканчивались. И болезни были, а потом проходили; и кто-то к нам плохо относился, а потом примирялся с нами; и кто-то нас не понимал, а потом начал понимать. Всё когда-то заканчивается – и плохое, и хорошее; и этот опыт надо не терять, не забывать, а с его помощью отражать эту бесовскую ложь.

Еще одно лукавство врага рода человеческого заключается в том, что он заставляет нас становиться очень мнительными и подозрительными, предпочитать верить самим себе, а не объективным фактам. Преподобный авва Дорофей говорит о том, что человек иногда переживает такое искушение: подходя к группе людей, слышит, как они замолкают при его приближении. И ему кажется, что это потому, что о нем только что говорили что-то нехорошее. Если человек начинает верить подобным, скажем так, бесовским «откровениям», он непременно попадет в беду. В Патерике есть такой пример: некий брат поддался искушению подозрительностью и в конце концов стал верить всему, что нашептывал ему враг. Врагу удалось уверить его в том, что в их монастыре один брат живет нерадиво, другой грешит, третий… Словом, кругом негодяи. И вот этот монах, как-то оказавшись на поле, увидел там снопы, и ему почудилось, что это не снопы, а кто-то из братии впал с женщиной в грех блуда. Он долго боролся с собой, потом приблизился, толкнул их ногой и сказал: «Как вам не стыдно, перестаньте!» И тут наваждение спало, и он разглядел, что это на самом деле всего лишь снопы, и разумел тогда, насколько враг овладел им, и принес покаяние в том, что слишком доверял своим помыслам. Может быть, не такие яркие, но подобные примеры мы можем видеть и в своей жизни. И со стороны на нас, оказавшихся в такой ситуации, смотреть смешно, а может быть, и жалко, а может быть, даже и страшно. Поэтому ни в коем случае нельзя без критического отношения и без анализа принимать то, что нам кажется, – всегда надо себя проверять.

Мы добиваемся справедливости, а точно ли мы хотим именно справедливости, или же это наше самолюбие так проявляется?

Еще одна подобная уловка… Мы все попадаем на протяжении своей жизни в ситуации, когда бывает не совсем понятно: то ли правы мы, то ли правы те люди, перед которыми мы свою правоту отстаиваем. И нам бывает трудно отделить свое представление о том, как должно быть, от тех страстей, которые живут в нашем сердце. Скажем, мы добиваемся справедливости, а точно ли мы хотим именно справедливости, или же это наше самолюбие так проявляется? Решить подчас трудно. И здесь враг очень легко уловляет человеческую душу, начинает внушать: «Конечно же, ты прав». И вот оказывается, что мы «совершенно правы» в одной ситуации, в другой ситуации, в третьей ситуации – соответственно, если мы везде и всегда правы, то все вокруг неправы. Для человека разумного это является основанием серьезно задуматься: а может ли такое быть? Ведь так недалеко и до состояния прелести. Так что, когда нам кажется, что мы правы, надо себя очень серьезно и очень основательно в этом отношении проверять.

Еще одно искушение, напрямую связанное с предыдущим, – это искушение собственной святостью и праведностью. Кажется, это что-то для нас неимоверное, но нет, и такое с нами случается. Бывает, что человек очень ревностен, очень целеустремлен в своей христианской жизни, но враг всегда ищет лазейку, прощупывает слабости каждого из нас. И вот порой оказывается, что слабостями такого человека являются гордость и тщеславие. И буквально мысль за мыслью, доверяясь врагу, этот несчастный совершенно теряет здравое представление о себе самом и о своей внутренней жизни. Мы знаем немало примеров, когда подвижники, люди на самом деле святой и праведной жизни, начав принимать один за другим тонкие помыслы, всеваемые врагом, доходили до состояния прелести: кто-то из них кончал жизнь самоубийством, кто-то возвращался в мир, а кто-то просто впадал в состояние такого умоисступления, что монашествующие собратья с большим трудом выводили или даже совсем не могли вывести его из него.

В противоположность этому искушению – искушение другое. Это ложная мысль о том, что мы не спасемся, потому что уже погибли. Порой человек начинает верить в то, что он как бы заклеймен печатью: «осужден навеки». Враг собирает всё, что человек сделал в жизни плохого, представляет это его мысленному взору и говорит: «Посмотри, всё это сделал ты. И не только сделал, но и продолжаешь делать то же до настоящего момента; разве можешь ты спастись? Да, другие могут спастись, и грешники спасаются. Почему? Потому, что они были великими грешниками, но и покаяние их было велико. А ты живешь непонятно как, так что надеяться тебе не на что». Но это всегда ложь: пока человек жив, надежда на спасение есть. Один святой старец отвечал лукавому, когда тот искушал его подобной мыслью: «Ну пусть я погиб и буду гореть в аду. Но ты, диавол, ты будешь еще ниже, и жечь тебя огонь будет еще сильнее. Поэтому отойди от меня и предоставь меня самому себе». Так отражая всеваемые ему помыслы, он не впадал в отчаяние.

Если диавол говорит тебе: «Ты даже не начинай: у тебя всё равно ничего не получится» –вспомни святоотеческую притчу о невозделанном поле.

Есть и другая мера той же лжи, но к тому же нас ведущая. Мы приступаем к какому-то действию – будь то чтение, будь то молитва, будь то труд над собой, а может быть, даже какое-то делание, не связанное с совершением нашего спасения. Тут появляется диавол и говорит: «Ты даже не начинай: у тебя всё равно ничего не получится». Наверняка практически все с этим сталкивались. Стараясь побороть эти помыслы, можно напомнить себе святоотеческую притчу о невозделанном поле. Отец послал сына возделывать поле; когда сын пришел на поле и увидел его размеры, то понял, что одному человеку справиться тут не по силам. Тогда он лег на землю и заснул на этом поле, потому что в состоянии уныния ничего больше сделать не мог. Так продолжалось изо дня в день: он раз за разом уходил, будто бы для работы, ложился на землю и спал. Потом, наконец, пришел отец, увидел сына спящим и говорит: «Сынок, если бы ты каждый день то пространство, которое занимаешь, когда спишь, возделывал, это поле уже было бы возделано хотя бы наполовину».

Так и мы можем отразить диавольский помысл о том, что нет нам спасения. Да, может быть, мы не достигнем святости, но и не погибнем, потому что не бывает так, чтобы человек трудился, прилагал всё усердие, все силы свои, и у него вообще бы ничего не получилось, особенно если речь идет о делании духовном. Мы порой уподобляемся в этом делании ребенку, который что-то пытается мастерить своими слабенькими ручонками из какого-то еще непонятного ему конструктора, однако больше ломает, чем делает. Но родители смотрят на этого ребенка и думают: какой он молодец: еще такой маленький, еще такой глупенький, но уже что-то делает и у него что-то получается – надо ему помочь. Точно так же смотрит Господь на наши усилия. Если Бог видит, что мы искренни, что трудимся в меру своих небольших способностей, не покладая рук и не ссылаясь то и дело на свою немощь, то Он обязательно довершит то, чего мы сами довершить не можем, укрепит нас Своей Божественной благодатью.

И опять-таки, есть одна уловка, которая в той же самой ситуации может таиться. Мы начинаем что-то делать, Господь нам помогает, и враг, не сумев внушить нам помысл о тщетности наших трудов, тут же перестраивается: «У тебя уже очень хорошо получается, и совсем немного надо потрудиться, чтобы у тебя было лучше, чем у всех». И человек, как рыба крючок, заглатывает диавольскую лесть, возносится до небес и… падение бывает великое!

Словом, такого рода способов у врага очень и очень много. Поэтому нужно быть очень бдительными, всегда проверять себя в отношении того, что мы думаем, что нам кажется, наши ли это мысли или «от супостатов». Самое главное – не следовать известной логике: «Ах, обмануть меня нетрудно – я сам обманываться рад!» А мы, к сожалению, порой и понимаем, что враг нас обманывает, но обманываться рады: делая, что нам хочется, вопреки своей совести, мы прячемся потом за известное «оправдание»: враг, дескать, попутал.

Игумен Нектарий (Морозов). «О действии лукавых духов» из книги «Что мешает нам быть с Богом. Школа жизни во Христе для современного человека».